Відкриваємо двері дітям



Блоги

1745 0

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ ПРОТИВ СИСТЕМЫ

На Житомирщине у бабушки-опекуна отобрали внучку из-за того, что вместе с ними проживает… сын женщины с синдромом Дауна. Этой странной историей заинтересовались правоохранительные органы, а также отечественные и зарубежные СМИ.

— Внучка Лизонька полностью на моем попечении с пятимесячного возраста, — говорит 49-летняя Галина Лукьянчук из райцентра Барановка Житомирской области. — Ее мать, мою родную дочь, которая не ухаживала за малышкой, часто оставляла ее одну, лишили родительских прав. С нами живет и мой 27-летний сын Виктор, родившийся с синдромом Дауна. Муж, узнав о его диагнозе, тут же нас бросил. Когда Витя был маленький, мне неоднократно предлагали от него отказаться. Предрекали, что он не сможет ни ходить, ни разговаривать. А он все умеет! Сынок хоть и взрослый, но тихий и добрый, как котенок. Никогда не проявлял агрессии. Он убирает в доме, присматривает за хозяйством. С Лизой у Виктора прекрасные отношения: вместе играют в песочнице, учат азбуку.

Виктор и Лиза

Социальные работники вдруг «заметили» присутствие в доме Виктора. Опекуну объяснили, что ее сын может угрожать маленькой девочке. Скрепя сердце, женщина отвезла Витю в село к деду и родному дяде. Однако это не повлияло на решение социальных служб. Маленькую Лизу отправили в один из житомирских детдомов.

Галина Павловна утверждает, что проблемы начались примерно год назад. До того времени у соцслужб претензий к бабушке-опекуну не было.

— Во время очередного визита в наш дом кто-то из социальных работников заметил, что малышка спит на старом диване, — рассказывает Галина Лукьянчук. — Я тут же купила Лизе за три тысячи гривен новую кровать. Но практически сразу после этого поступило новое замечание: у девочки нет личного комода. Я не стала спорить и в тот же день приобрела за тысячу гривен красивый комод. Потом мне велели купить новый журнальный столик для ребенка, потому что прежний старенький. Я сделала и это. Затем соцработникам не понравилось, как в шкафу… сложены детские вещи. Мне объяснили, что все нужно разложить по определенным местам. Например, колготкам выделить одну полку, платьицам другую, кофточкам третью… Мне казалось, надо мной открыто издеваются, однако я смиренно все выполняла.

На этом не закончилось. Вы, наверное, будете смеяться, но мне заявили, что в моем доме… неуютно: шторы немодные, люстра неприглядная. Я купила новую тюль, заказала ламбрекены, сменила люстру. Затем мне пришлось поменять… оконные рамы, ванну и даже батареи парового отопления. Дом у меня огромный: четыре комнаты, кухня, да еще просторная веранда. Пришлось потрудиться, но чего не сделаешь ради удобства любимой внучки.

К обстановке в доме чиновники вроде бы перестали придираться. К счастью, к питанию ребенка у проверяющих никогда претензий не возникало. Может быть, потому, что они видели во дворе корову, свиней, уток, кур.

Галина Павловна уверяет: никогда не прекословила социальным работникам. Тем не менее ее проблемы почему-то только обострялись. Впереди семью ожидало самое худшее.

— Во время очередной проверки работники службы по делам детей вдруг обратили внимание на Виктора, — продолжает женщина. — Мне сказали, что, наконец, я «попала по-крупному» и теперь точно лишусь опекунства. Показалось, что соцработники этому были даже рады. От неожиданности я растерялась.

Галине Павловне объяснили, что при совместном проживании ее сын может нанести вред девочке. Хотя последние четыре года семья спокойно обитала под одной крышей. Якобы именно для того, чтобы предупредить беду, работники органов опеки решили разделить маленькую Лизу и взрослого инвалида.

Специалистов, изучающих синдром Дауна, такая ситуация возмутила. Они считают, что людей с подобной генетической патологией надо учить, воспитывать, а не изолировать от семьи.

— Люди с синдромом Дауна улыбчивы, добродушны и абсолютно лишены агрессии, — уверяет директор по развитию всеукраинской благотворительной организации «Даун синдром» Татьяна Михайленко. — Их еще называют «солнечными», потому что они делают окружающих добрее и терпимее.

Видимо, эти аргументы не показались убедительными для соцработников, потому что они поставили вопрос «ребром».

— Для того чтобы маленькая внучка осталась со мной, мне пришлось сделать непростой выбор, — продолжает Галина Лукьянчук. — Я попросила у сына прощения и отвезла его в село к своему отцу и младшему брату. Сразу после этого отправилась в управление по делам детей и сообщила, что проблема решена: Виктор больше не будет видеться с племянницей.

Однако там избрали принципиальную позицию, заявив, что у районной социальной службы имеются к бабушке и другие претензии. На Галину Лукьянчук подали в суд, а малышку Лизу отвезли в приют.

— В доме антисанитария, недостаточное количество продуктов питания, — говорит руководитель службы по делам детей Барановской райгосадминистрации Галина Норинчак. — Мы указывали женщине на проблемы.

Люди, знающие семью, недоумевают от таких претензий. К примеру, обвинения в адрес Галины Лукьянчук напрочь опровергают работники детсада. Там заявили, что Лиза всегда приходила в группу чистая, сытая и всем довольная.

лиза платье

Бабушка одевает внучку, как принцессу

— Лиза всегда приходила в детсад ухоженной, в красивом платьице, обязательно с бантиками, — рассказывает воспитатель Барановского детсада «Солнышко» Людмила Орищук. – У девочки достаточный словарный запас, соответствующий ее возрастному периоду, она логически строит предложения, рассказывает детские стишки на память, что свидетельствует о хорошо сформированной памяти, умеет ладить с детьми. Ребенок комфортно чувствует себя рядом с бабушкой. Мне было непонятно, по каким причинам забрали у нее внучку, на основании чьих свидетельств. Лично ко мне по поводу Лизы  никто из представителей соцслужб не обращался. Я считаю, что ребенка отобрали безосновательно.

Соседи также на стороне бабушки-опекуна.

— Это благополучная семья, — уверяет соседка Галины Павловны Надежда Залищак. — Девочка ни в чем не нуждается. Галя покупает внучке все, на что та укажет пальцем. Да вы сами посмотрите, малышка веселая и обожает свою бабушку. У Лизы собственная комната, обставленная новой мебелью, множество игрушек. Если честно, то нам не понятно, для каких целей эту семью хотят очернить.

Но если бы только очернить, ведь семью разъединили! И от этого теперь страдают все, прежде всего ребенок. Пока чиновники решали судьбу Лизы, девочка жила в страхе навсегда остаться в интернате. Она уверена, что таким образом наказана за то, что плохо относилась к любимой бабушке.

— Вiдвезiть мене до бабусi, — умоляла четырехлетняя Лиза. — Я її так люблю! Обiцяю, що завжди-завжди її слухатимусь i бiльше не розкидатиму своїх iграшок.

Девочка просила передать привет Виктору, коровке, котику, курочкам.

— Малышка исхудала, стала плохо кушать, не спала ночами, — вспоминает Галина Павловна. — Если раньше Лиза постоянно веселилась, пела песенки, то теперь все время была грустной. Внучка плакала, уговаривала забрать ее. Лил слезы и мой сын, просил, чтобы его вернули домой, скучал о нас. Сын не понимал, почему его разлучили с матерью и племянницей. Я разрывалась между поездками в интернат к внучке, в село к сыну и судебными заседаниями.

Наконец, состоялось заседание суда. Во время разбирательства судья попросила представителей соцслужб предоставить доказательства агрессии со стороны Виктора. Таковых не нашлось.

фото суд

То самое решение суда

«Материалами дела доказано, что бабушка постоянно работает над собой, все ее действия и поступки свидетельствуют о том, что внучка для нее вместе с сыном являются дорогими и родными. Бабушка создала надлежащие условия для полноценного развития и воспитания ребенка. По требованиям органов опеки обновила всю мебель, полностью обустроила дом всем необходимым. Из истории болезни девочки усматривается, что она постоянно находилась под наблюдением врачей, проходила обязательные медицинские профилактические осмотры и прививки. Главным принципом отобрания ребенка у бабушки-опекуна является проживание вместе с больным синдромом Дауна, который создает опасность. Однако доказательств в подтверждение этому заявителем не предоставлено. Наоборот, все обвинения являются безосновательными. Согласно заключению специалистов, у парня сильная эмоциональная привязанность к матери и племяннице. Он определенным образом социально адаптирован: убирает, заметает двор, моет посуду, покупает конфеты. Коллегия судей считает, что бабушка имеет с ребенком устойчивую эмоциональную связь и освобождение ее от обязанностей опекуна может сказаться на психоэмоциональном состоянии ребенка. Ввиду выше перечисленного суд считает вправе апелляционную жалобу службы по делам детей Барановской районной государственной администрации Житомирской области отклонить».

После непродолжительной паузы социальные работники выдвинули контраргумент: у девочки, мол, недостаточное количество… игрушек, и поэтому бабушку нужно лишить опеки. Судья попросила назвать точное число игрушек, которые должны быть в том или ином доме, где растут малыши. И подытожила, что по такой причине можно отобрать детей у половины жителей страны. Соцработникам нечего было сказать в ответ.

Здравый смысл восторжествовал. Житомирский апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции: опекуном девочки осталась бабушка. Галина Лукьянчук тут же помчалась в интернат за Лизой.

— Когда мы выходили из интерната, Лиза сильно схватила меня за руку и, потянувшись к уху прошептала: «Бабушка, ведь ты меня больше не бросишь?», — вспоминает со слезами на глазах женщина. — Я ей ответила, что больше никто на свете рас не разлучит. Перед тем, как ехать домой, мы зашли в магазин за тортом, чтобы отпраздновать нашу победу.

лиза з бабусею

В первую ночь мы спали с внучкой в обнимку, Лиза отказалась ложиться в свою кроватку. Она все еще боится вернуться в интернат и не отпускает меня куда-либо. Внучка не разрешает даже выйти во двор покормить скотину, мы все делаем вместе.

На следующий день Галина Лукьянчук отправилась в село за сыном.

— Как приятно наблюдать за своей семьей, — радуется Галина Павловна. — Лиза снова веселая и постоянно поет песенки, пытается читать азбуку. Виктор недалеко от внучки играет своими мишками и машинками. Мы снова счастливы, как и прежде! Разлука научила нас еще больше дорожить друг другом.




Ленина Бычковская

Ленина Бычковская

Увійдіть,
як користувач:




Коментарi

нема коментарів

Вийти
Увійдіть,
як користувач:
увiйти